20:15 

Джонни и Антихрист by afrai

Кленуша
Мышьяк Арсений
Джонни и Антихрист
Автор: afrai
Переводчик: Кленуша
Оригинальный текст
Фэндом: Пратчетт Терри, Гейман Нил «Добрые предзнаменования» (Благие знамения), Пратчетт Терри «Трилогия о Джонни Максвелле» (кроссовер)
Основные персонажи: Адам, Джонни Максвелл, Холодец, Бигмак, Ноу Йоу
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Фэнтези, Психология, Пародия
Размер: Мини

Все дороги ведут в Нижний Тадфилд.
Сказ о том, как Джонни предназначение искал. Или оно его.

В этом мире слишком мало фанфиков о Джонни, чтобы я могла пройти мимо него.

Эдем

Автобус сломался на полпути. Когда водитель и их учительница истории стали угрожать друг другу свернутыми в рулон картами, Джонни понял, что до музея они, видимо, доберутся еще нескоро.

Вместе с Холодцом, Бигмаком и Ноу Йоу он с радостью выбрался из автобуса на свежий воздух. Внутренность их средства передвижения провоняла сигаретным дымом и призраками давно покинувших сей бренный мир чипсов, а сиденья были вымазаны в чем-то неопознаваемом и невероятно липком. А снаружи с голубого неба сияло солнце, и, куда бы они не кинули взгляд, все вокруг зеленело.

– На открытку смахивает, – решил Бигмак.

– Может, вернемся в автобус? – нервно проблеял Холодец. На самом деле Холодец был совсем не против природы, но только когда их разделяли миль двадцать по меньшей мере. Чуточка окружающей среды еще никому не мешала в нужное время и в нужном месте, как он говорил, но это вовсе не значило, что ее нужно всюду разводить. – В незнакомых местах, как это, стоит поостеречься. Спорим, здесь химикатов завались – вы только гляньте, здесь же небо голубое!

– Конечно же оно голубое! – вмешался Ноу Йоу. – А ты чего ждал, красного? Небо всегда голубое.

– Только не в Сплинбери, – сказал Джонни. – Там оно белесовато-серое.

– Ну да, но это потому, что наш город развивается, – ответил Ноу Йоу. – Не стоит и искать такое небо в этих неосвоенных районах.

– Кстати, а что это вообще за место? – встрял в разговор Бигмак. – Не очень-то похоже на дорогу в музей.

– Не похоже, – согласился Ноу Йоу, – потому что это не дорога в музей. Потому-то Мисс и собачится с водителем. Она ему заявила, что мы сюда б не попали, не будь он под парами, а водитель говорит, ей-то откуда знать, и Мисс отвечает…

– Да, да, мы все уже слышали, – прервал его Холодец. – По-моему, так она просто психопатка. Помните, как она разревелась, когда Бигмак попросил ее не мять Бессрочную Справку, она-де ему еще пригодится?

– И пригодилась, – подтвердил Бигмак. Бессрочная Справка служила ему верой и правдой уже семь лет, освобождая Бигмака от всех не нравившихся тому уроков. Ни один учитель так и не посмел оспорить действительность Справки – только не у парня с такими брикетами, как у Бигмака. – На следующий же день. Знать бы, что на нее нашло. Может, мы как раз туда и ухнули, куда Мисс меня тогда так настырно посылала?

– Я, конечно, слышал, что она кричала, но вряд ли мы оказались в том месте, – с сомнением отозвался Ноу Йоу. – Там должно быть гораздо жарче. А среди огня наверняка размахивают вилами страшно злые красные люди. И там точно гораздо меньше коров.

– Тадфилд, – внезапно сказал Джонни.

– Что?

– Тадфилд, – повторил Джонни. – Вот мы где – в Нижнем Тадфилде.

Трое мальчишек всмотрелись в выражение его лица, и Холодец выразил их общую мысль.

– О нет, – простонал парень. – Он опять отрубился…

* * *

Быть Чудовищем

Осторожность не помешает.

Особенно тому, кем являлся Адам. Ему приходилось напросто. Он легко пообещал оставить все как есть и в самом деле оставил мир в покое. Все равно от его вмешательства не было бы никакого толка – что бы он ни совершил, люди сумеют испортить его труды и придется все делать заново. Но только Адам знал, каких усилий ему стоила эта сдержанность. Конечно, никто бы и не заметил, измени он самую малость, но Адам понимал, что иногда такая малость может незаметно обернуться чем-нибудь покрупнее, а затем все расти и расти, пока не сумеет поглотить весь этот мир.

Если Адам ей позволит.

Иногда – очень редко – в кошмарах ему чудилось, будто Земля преобразилась ночью до неузнаваемости. И изменил ее он сам – во сне.

Поэтому большую часть времени он просто не обращал внимания на ту огромную часть Адама Янга, что лежала в основании вселенной. К тому же она и вполовину не была так интересна, как та огромная часть Адама Янга, которая выдумывала новые игры для Этих, носилась по полям с Барбосом, временами совершала дерзкие вылазки на беззащитных взрослых и юлила, не желая выполнять домашнее задание. Адам мог совершить нечто невероятное. Но куда веселее было не делать этого.

Но от себя не убежишь. Иногда он просто знал о неких событиях. Событиях, которым он не мог не придавать значения.

Таким, как единственный вопрос, заставляющий задуматься целую толпу людей.

Таким, как открытая дверь в стене человеческой мысли.

Таким, как блуждающий за пределами воображения мальчик в старых кроссовках и куртке с капюшоном.

Адам спросил себя, не известны ли случайно этому мальчику новые игры?

* * *

Богоявление

В воздухе словно витало предчувствие грозы. Джонни ощущал, как вспухает мурашками его кожа изнутри, становясь гусиной по ту сторону. Мысли покалывало.

Ноу Йоу помахал рукой перед его лицом.

– Эй, Джонни? Все в порядке?

– Только гляньте на него, глаза чудные какие, – чуть ли не с медицинским интересом заявил Бигмак. – Спорим, опять видит свои штуки?

– Готов утверждать это практически наверняка, – ответил Ноу Йоу. – Но хотел бы я знать, что именно он перед собой видит?

– Уж я-то точно этого знать не желаю! – вставил Холодец.

– По-моему, это место очень странное, – протянул Джонни. Казалось, его голос доносится до них издалека.

– Вот-вот, и я им говорил, – закивал Холодец. – От этого солнца один вред – всякие ультрафиолеты и тому подобные штуки, от которых мозги взрываются…

– Ну, значит, до тебя эти виолеты уже добрались, – ухмыльнулся Бигмак.

– Нет, нет, ультрафиолетовые лучи невидимы, – вмешался Ноу Йоу. – Они присутствуют в атмосфере, даже когда не видно солнца, а значит, здесь их не может быть больше, чем в Сплинбери…

– Да ладно?

– С ума сойти, он опять за свое! – простонал Холодец.

– Ставлю пять фунтов на то, что вокруг гигантские невидимые жуки, – Бигмак ухмылялся, глядя на Холодца. – И на этот раз Джонни должен найти им обед

– Иди ты!

– Не заводи его, Бигмак, – примирительно сказал Ноу Йоу. – Кроме всего прочего, гигантские жуки не существуют и существовать не могут по законам природы. Они бы двигаться не могли.

– О да, они просто хоронятся тихонько в засаде, поджидая свой топающий по дороге сочный обед, и только он появится – АХА!

– Да иди ты! Отстань!

– Знаешь, Джонни, пора бы тебе уже кончать с этими твоими приступами, – серьезно произнес Ноу Йоу. – Тебя же посылали на всякие консультации, и три независимых психиатра признали тебя абсолютно здоровым. Ты не псих и даже не пытайся притворяться, слышишь?

– Никакой он не псих, – вмешался Бигмак. – Видеть бродящих вокруг невидимых гигантских жучищ еще не значит быть психом…

– Нет здесь никаких невидимых жучищ, и тебе это прекрасно известно! – взорвался Холодец. – И Джонни вовсе не думает ни о чем странном и ненормальном, как это обычно с ним бывает. Может быть, он просто забыл что-то и сейчас пытается вспомнить, что именно.

– Наверное, свой спрей от насекомых.

– Вряд ли здесь водятся какие-нибудь насекомые кроме муравьев, – очнулся Джонни. – И жучков. Крохотных.
Он осмотрелся, словно впервые увидел этот мир.

– Все это куда более странное, чем жуки Бигмака, – он был ошеломлен и немного возмущен, как всегда, когда понимал, что мир в очередной раз его одурачил. Едва Джонни решал, будто во всем разобрался, как вселенная подкидывала ему новую невообразимую задачку.

Снова.

– А вокруг носятся люди в хоккейных масках с пилами наперевес, – ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотал Бигмак.

– Отстань!

– Надо осмотреться здесь, – предложил Джонни.

– Зачем? – захныкал Холодец. – Тут же не на что смотреть! Чего искать в этой глуши? Пора нам возвращаться в автобус, вот что!

– Не глупи, – прервал его Джонни. – Нет здесь ничего плохого, смотри, вокруг ни души.

– Да-а, с этого-то и начинается самый ужас во всех фильмах!

Джонни недоуменно на него уставился.

– Что?

– Когда все герои прогуливаются, такие белые и пушистые, и все просто зашибись, как хорошо, и тут…

АХА! – завопил Бигмак.

– Но здесь-то все иначе! – возразил Джонни. – Ну сам посуди – это же обычное место, как все, где живут люди! Хорошие люди! Просто… есть здесь что-то странное.

Он посмотрел на них и вздохнул.

– Ладно, вы остаетесь здесь. А я просто осмотрюсь.

– Если невидимых гигантских жуков увидишь – кричи! – посоветовал ему напоследок Бигмак.

А Джонни, сунув руки в карманы, уже двигался прочь.

Он не знал, что именно в этом месте казалось ему странным. Просто… что-то было не так. Тадфилд был очарователен, но ненормален. Не в дурном смысле, нет, но и не сказать, чтобы в хорошем. Определить эту странность Джонни не мог, но ощущал, что она пронизывает все это место насквозь. Витала в воздухе, пропитывала землю под его ногами. Расплескалась в небе – Холодец был прав, Джонни и сам никогда прежде не видал такого неба в Англии. Бесконечно голубого и совершенного – словно на картине или в кошмаре.

Джонни смутно припоминал услышанное в школе о строении земной коры. Учитель рассказывал им, что под той надежной землей, по которой все они ходят, волнуется расплавленная твердь, питающая вулканы и сотрясающая материки. Джонни представил себе опасно балансирующую на море огня земную твердь, на которой без задних мыслей занимаются своими обычными делами люди, животные и растения, даже не подозревая о творящемся под их ногами.

Подобные чувства у Джонни вызывал и Тадфилд. Словно под глянцевой поверхностью таилось нечто огромное, могущественное и опасное, от чего время от времени вздрагивала земля.

Он ощущал ее трепет.

Он не знал, куда направляется, просто позволил ногам нести себя, куда им вздумается.

* * *

Саймон по прозвищу Бигмак

У Джонни в голове была дыра, через которую проходила вселенная. В этом-то и заключалась его проблема.

А их задача, как его друзей, заключалась в том, чтобы помочь Джонни разобраться с этой проблемой. И Ноу Йоу, Холодец и Бигмак прекрасно это понимали.

Первым решился высказать ее Ноу Йоу.

– Наверное, нам стоит пойти за ним.

– Да ну, все с ним в порядке, – успокаивающе протянул Бигмак. – Он же не по Хай-стрит шляется. И никто ж к нему не пристает, правда?

– Но ведь здесь то же самое, разве нет? – продолжал гнуть свою линию Ноу Йоу. – Во всех фильмах ужасов в начале все кажется таким же безмятежным. Помнишь тот, где семья познакомилась с прекрасными соседями, все были счастливы, занимались своим делом и трудились на Благо Общества, а закончилось все тем, что их мозги распихал по банкам и замариновал помешанный ученый, а им самим пришлось гонятся за мозгами новых соседей?

– Да они, по ходу, давненько этим занялись и половину мозгов Джонни уже обработали, – снова ухмыльнулся Бигмак. – Да что там, его мозги уже наверняка замариновали пару раз, а то и больше. Он же псих.

– Может, и псих, – признал его правоту Ноу Йоу, – но все равно он наш друг.

И оба одновременно посмотрели на Холодца.

– Да что с вами? – возмутился тот. – Джонни и сам о себе вполне может позаботиться!

– Но ведь ему не помешает наша помощь, – рассудительно вставил Ноу Йоу.

– Точно, – поддержал его Бигмак. – Это место мертво, как зомби. А то и мертвее, – он внезапно оживился. – А может, здесь и тачка где-нибудь завалялась. А то мы как вышли, так я ни одной не видел.

– Вряд ли здесь вообще есть машины. Спорим, они все на работу на велосипедах ездят. Да здесь наверняка даже гамбургеров негде купить, – сказал Ноу Йоу. – Но даже если увидишь машину, не смей к ней подходить, слышишь? Не забывай, какую взбучку тебе задал в прошлый раз мистер Чтимс.

– Да его тачка даже не пострадала! – возмутился Бигмак. – И вообще, до чего ж дурацкая машина оказалась, прямо и то ехать не могла. Он мне благодарным быть должен за то, что я ее проверил. За рулем такой тачки недолго и инвалидом остаться.

– Холодец? – позвал Ноу Йоу.

Холодца раздирали верность другу и параноидальный страх.

– Ну ладно, ладно, – наконец сдался он. – Но если мы увидим этих твоих гигантских невидимых жуков, тут же возвращаемся в автобус, ясно?

– Никого мы не увидим, успокойся. Они ж невидимые, – сказал Ноу Йоу. – И сколько можно повторять – гигантских жуков не существует! Они просто не выжили бы.

– И что, ты хоть раз их видел?

– Нет!

– Да ладно? С чего ты тогда взял, что они б не выжили?

– Зомби даже не придется мариновать наши мозги, – глубокомысленно заявил Бигмак. – Останется всего лишь плюхнуть их в банку, вот и все.

– Да не маринуют они мозги, с чего вы взяли? Зачем они им маринованные?

– Может, на тосты мазать по утрам.

– Что, вроде Веджимайт – Новый Закон Бутерброда?

– Да нет, просто суют их маринованными обратно в головы людям и отпускают тех с миром, – сказал Ноу Йоу.

– Тогда как понять, замаринованы их мозги или нет? – мрачно спросил Бигмак.

– Может, они потом веджимайт больше не едят?

По-моему, так от этого им только польза.

– Хватит уже балду гонять, – позвал их Ноу Йоу. – Кажется, Джонни отправился сюда.

* * *

Планы внутри планов

Недавно Адам увлекся чтением, что само по себе было достойно удивления.

Дело не в том, что он не любил читать; просто, когда доходило до книг, вкусы его оказывались довольно специфическими. Ему нравились порочные книги Анафемы, хотя в последнее время интерес Адама к ее собранию немного угас, потому что на полках стали появляться такие книги, как “Дремлющий великан вычислительной техники”, “Электроника нового тысячелетия” и “Как стать хозяином своего компьютера: вскипит даже чайник!”. Нравились Адаму и книжки из школьной библиотеке – главным образом о приключениях мальчиков с невероятными именами, влачившими страшно скучное существование в своих школах, которое время от времени прерывалось захватывающими дух приключениями, описанными так пресно, что даже заплесневелый хлеб по сравнению с ними казался невероятным лакомством. А еще ему нравились журналы, которые старший брат Брайана прятал под матрасом.

Впрочем, прочитанное Адамом в последнее время не относилось ни к одной из перечисленных категорий.

В этой книге были и пошлости, но, встретив их пару раз, Адам перестал обращать на них внимание. Что его действительно заинтересовало, так это последние главы – хотя Откровения его не впечатлили. Он сам присутствовал при этом, и случившееся оказалось и вполовину не таким захватывающим, как его описывали. Просто грязная работа, вот и все. И Адам вполне мог прожить и без напоминаний об этом случае.

Однако прочитанное заставило его задуматься.

Он думал о том, что никогда раньше не уделял внимания апостолам.

Он думал о том, что если копнуть глубже, у него и пророка никогда не было. Настоящего пророка. Ни один из Этих настоящим пророком быть не мог. Не тот склад ума.

Он думал о том, что, впрочем, ему не нужен был ни пророк, ни даже апостолы. Пророки – и апостолы – только морочили людям головы. А он не хотел никого дурачить; на его взгляд, в этом мире путаницы и без него накопилось за много веков достаточно. Адам искал не пророка. Он не понимал, как назвать искомое; не был даже уверен, что подобное имя вообще существует, но точно знал, что ему нужно.

Сейчас оно бродило в окрестностях Тадфилда, и его разум и сердце открыты миру. И когда оно придет сюда, они присядут и обсудят, чем же все-таки является искомое Адамом.

Он не знал точно, что это такое, но был уверен, что оно никак не связано ни с ангелами, ни с демонами, ни с Судным Днем, ни с чем-либо другим, путающим людей.

Адам не собирался спасать человечество. Людям придется позаботиться о себе самим.

Адам был еще достаточно юн, чтобы не считать это выражение избитым, и достаточно умен, чтобы в него верить.

* * *

Столкновение

Чем дальше продвигался Джонни, тем сильнее становилось ощущение расплавленной тверди под ногами. Голова кружилась, но он не останавливался.

Ему приходилось идти. Дело было не в том, что он не мог остановиться – мог. Ноги его не опутало никаким заклятием. Он просто должен был узнать нечто важное. Джонни понятия не имел, откуда ему это известно – он просто знал.

И чувствовал, что его медленно, но неумолимо засасывает в сердцевину вселенной.

Впрочем, путь туда нельзя было назвать неприятным. Тадфилд и в самом деле был славным местечком. Джонни оказался прав – здесь жили хорошие люди, судя по аккуратно подстриженным лужайкам, чистым улочкам и провожавших его взглядом взрослым. Недружелюбным взглядом, конечно, да и как иначе они могли смотреть на мальчишку, которому, очевидно, просто нечем было заняться. Джонни подумал, что, наверное, мир рухнет скорее, чем взрослым понравится странный подросток, которому, очевидно, нечем заняться. Но недоверие на этих лицах было скорее сродни сомнению типа “лучше б домашнее задание делал, чем слоняться тут без дела и глазеть на мои яблони, что скажешь, если я позвоню твоим родителям, а”, чем подозрительности вроде “не смей ко мне прикасаться, слышишь, я тут же полицию вызову”, которой страдали большинство взрослых Сплинбери.

Джонни думал, каково жить здесь – наверное, спокойно и безмятежно, если не обращать внимание на мягкое перекатывание расплавленного камня под тонким слоем земли.

У дороги он увидел кипу деревьев, направился к ним и чуть не упал в яму.

– Осторожно, крапива, – предупредили его из глубины ямы, и над ее краем всплыла золотоволосая голова.

Джонни уставился на нее с открытым ртом.

Его поразила вовсе не красота мальчика, хотя она, несомненно, бросалась в глаза – он был немного похож на кинозвезду и немного на картинки из книги мамы Ноу Йоу, с тех страниц, что прогибались под тяжестью ангелов, Лика Божия и избытка света на всем, что могло заинтересовать Джонни и его друзей.

Но мальчик был этим. Абсолютно всем.

Джонни ощутил, как расширяются границы его сознания, пытаясь охватить раскрывшиеся беспредельные горизонты. На мгновение вся вселенная уместилась в его голове. Мальчик в яме источал почти невыносимый свет, и золотистое сияние беспрепятственно проходило сквозь листву и озаряла окружающие поля. Мир сжался в точку, и Джонни почти достиг ее, почти понял

Но внезапно невероятное ощущение покинуло его, оставив после себя лишь легкую головную боль. Джонни мигнул.

Мальчик стал обыкновенным мальчишкой, без всякого сияния. И заговорил.

– Привет. Я Адам Янг.

– Эээ… Ты ведь… – Джонни не знал, стоит ли говорить ему, не знал даже, правда ли это и что оно, в таком случае, означало, но все же выпалил: – Ты – Антихрист.

– Есть такое, – согласился Адам. – Но не совсем. Ничего не имею против Христа. С этим у меня все в порядке, можно даже сказать, что я про-Христос. Так будет вернее.

– Эээ… А я Джон Максвелл.

Он чувствовал, что должен добавить еще кое-что, но…

– Не думаю, что в мире существует слово, которое означало бы то, кем я являюсь, – наконец произнес он.

Адам просиял.

– Ничего страшного. Надеюсь, я смогу помочь тебе найти для этого имя. Я неплохо подбираю имена.

Джонни всмотрелся на его драные джинсы, сбитые кроссовки, серую футболку – первоначально она, похоже, таковой не была, но превратилась в несомненно серую к настоящему моменту. Он бросил взгляд в яму, забитую под завязку ящиками из под молока и умершими магазинными тележками – здесь бы только бомбежка справилась. И заглянул в ясные глаза Адама, без сомнения принадлежавшие человеку в здравом уме.

– Ну да, – решил Джонни. – Даже не сомневаюсь.

* * *

Только ты можешь спасти человечество

Джонни ходил у Ямы с такой осторожностью, словно она была заминирована, поэтому они устроились около пруда и теперь пускали блинчики.

Точнее, Адам пускал блинчики по гладкой поверхности воды. А камни Джонни тонули едва коснувшись воды, и он следил за их погружением с безропотным выражением, недвусмысленно заявлявшим, что в этом нет ничего удивительного.

Адам объяснял свой план.

Он много размышлял над ним.

– У Иисуса были друзья, ну знаешь, те, что ходили за ним, защищали его от особо напористых поклонников, слушали его истории и всякое такое. Апослы.

Джонни не разбирался в религии. Мама его посещала церковь лишь изредка, а дедушка поклонялся только тому, что видел на экране телевизора. Однако за прошедшие годы Джонни выслушал множество лекций от мамы Ноу Йоу, которая была медсестрой и на короткой ноге с Господом. Если верить Ноу Йоу, так ближе его мамы к Богу был лишь Папа Римский, да и то в лучшие времена.

Поэтому сейчас где-то в глубине мыслей Джонни всплыл ее голос.

– Апостолы?

– Да, точно, – кивнул Адам и посмотрел на Джонни широко раскрытыми серьезными глазами. Джонни отвел взгляд. Он уже обнаружил, что когда заглядывал в эти глаза, перед его взором начинали вальсировать галактики, а в груди – биться сердце вселенной. Все вместе немного напоминало ему ощущения от переперченного блюда.

– Они помогали Христу в его работе, – продолжал Адам, – которая заключалась в том, чтобы распространить Слово. Он должен был помочь людям найти Бога. Знаешь, Христос был отчасти кратчайшим путем Бога к миру.

В голову Джонни закралось ужасное предчувствие насчет того, что последует за этими словами, но все же он не удержался и спросил:

– И какое отношение все это имеет ко мне?
Адам склонился к нему, прожигая Джонни силой своего взгляда. Джонни ощутил, что зеленеет, но отвести глаз не мог.

– Я пообещал, что не буду вмешиваться. Я не могу объяснить это всем, даже если учесть, что я… ну ты знаешь. И это в принципе невозможно, я ведь один. А морочить людей нельзя, неправильно, они должны искать свой путь. Иначе не сработает. Только… – он замолчал, собираясь с мыслями.

– Я хочу помочь. Мне кажется, я… нет, не обязан, скорее должен. И вовсе не дурачить людей, как говорила Анафема, потому что это бесполезно, к тому же слишком трудно все время, раз за разом, пытаться объяснить, когда никто не слушает. Но люди так одиноки. И иногда сдерживать обещания так сложно, а они просто не понимают…

Его взгляд обратился глубоко внутрь, и глаза мальчика внезапно стали очень, очень старыми.

– Может быть, мне просто нужен кто-то, кого я смогу послать туда. Тот, кто умеет видеть. Кто посмеет сказать то, что должно быть сказано. А возможно, промолчать в нужный момент. Кто поймет. А когда он закончит свое дело и уйдет, возможно, некоторые люди услышат сказанное им и несказанное услышат тоже. И тогда они смогут обсудить его слова и найти свой путь. И может быть, это поможет им.

– Иногда нужно лишь присутствовать на месте событий, и ничего больше, – Джонни внезапно понял, что произнес эти слова он сам. – Медали дают иногда просто за то, что ты был там, и дают заслуженно.

Казалось, мысль пришла из далекого прошлого, но это было не так. Джонни помнил.

Он всегда помнил.

– Мне нужно что-то вроде Проводника, – мягко подытожил Адам. – А у тебя уже есть апосл… апостолы.

Джонни очнулся.

– Кто, Бигмак, Ноу Йоу и Холодец? Они же просто мои друзья. И никуда они за мной не последуют. Уж точно не для того, чтобы помочь.

– А все же они последуют. То же самое с Этими. Они помогают мне… Хотя я не думаю, что они апостолы, – добавил он честно. – У них не тот склад ума. Они скорее те, что бродят вокруг и наблюдают за происходящим. Но они все равно мне помогают.

– Но… Я не могу быть пророком, – Джонни ощутил себя совершенно беспомощным лицом к лицу с неминуемым поражением. – Я всего лишь ребенок! Да я шнурки-то завязывать научился в семь лет! Я ничего не понимаю в алгебре и куче других вещей!

– Ты и не будешь пророком, – терпеливо объяснял Адам. – Я же говорил тебе, никаких пророков. Не думаю, что для этой сущности уже придумали имя, вот только ты им и являешься.

– Да меня никто не будет слушать!

– Будут! – воскликнул Адам. Помолчал, потер щеки. – На самом деле, у тебя вряд ли есть выбор. Мне жаль, но тебе выбирать не дано. Потому что ты единственный, кто может с этим справиться.

– Но я не хочу быть единственным, кто может с этим справиться, – возмутился Джонни и лишь тогда понял, что солгал. Он ведь на самом деле не против быть… чем-то вроде Проводника. Всяко лучше, чем быть полным психом, каким его считал Холодец. Он не против быть не-пророком или кем там Адам считает он должен быть, вот только…

… Вот только он точно знал, что мир не всем дает такой выбор. Есть разница между выбором одного из многих путей и выбором, который вовсе и не выбор на самом деле. Он не хотел менять этот мир, даже если все, что от него требуется, просто присутствовать на месте событий. Он был уверен, что все запутает и испортит; он вечно все портит.

Но если не ты, то кто?

Никакой он не особенный. Он вовсе не исключительный, не могущественный, не одаренный, даже не интересный. Он просто тот, кто присутствует здесь.

И этого достаточно.

– Ладно, – согласился наконец Джонни, потому что все равно собирался сказать это, да и другого выхода не видел. – Ладно.

Он всмотрелся в игру солнечных отблесков на водной глади.

– И все же я так и не понял твоего плана, – признался он.

– Это не мой план, – отозвался Адам. – Ну… Я придумал некоторые его пункты, но… Мне кажется, это нечто невыразимое.

– Да, наверное, – кивнул Джонни. – Но я все равно его не понял.

Их отвлекли голоса. Жуткое лицо с металлической усмешкой вырвалось из кустов.

– Эй, Джонни! – закричал Бигмак. – Ребята, сюда, я нашел его!

– Тебе пора, – кивнул в его сторону Адам. – Автобус уже готов отъезжать.

Джонни не стал спрашивать Адама, откуда ему это известно. Решил рискнуть и догадаться самостоятельно.

– Ну да, – он помолчал. – Знаешь, все было так… странно. Очень, очень странно.

Адам лишь послал ему солнечную улыбку.

– Все будет в порядке, – успокоил он Джонни. – Даже не волнуйся об этом, просто живи, как привык.

– Чем ты тут занимаешься? – донесся до них голос Холодца. – Мы уже обыскались! Если ты не заметил, так это настоящая чаща! Хуже, чем в походе!

Джонни с облегчением улыбнулся им – знакомые до мозга костей!

– Все норм, пошли обратно.

И он направился к ним, но почти тут же остановился, увидев их лица.

Посмотрел вниз.

– О нет, – вырвалось у него.

Он совсем забыл о пруде. Впрочем, сейчас это не имело почти никакого значения.

Мелкая рябь плескалась вокруг его ступней. Подошвы кроссовок и развязавшийся шнурок промокли, но во всем остальном он был поразительно сух.

Джонни поднял ногу и снова опустил ее на поверхность воды. Казалось, он шагал по зефиру.

Он оглянулся, но Адам уже ушел. Перед глазами все еще плавали багрово-фиолетовые пятна от золотистого сияния, которое, как он считал, исходило от Адама. Он сморгнул несколько раз.

И снова обернулся к ребятам.

– Что и требовалось доказать, – смиреннейшим тоном произнес Ноу Йоу.

@темы: джен, не Плоский Мир, переводы, фанфики, юмор

   

Unreal Estate: вокруг книг Т. Пратчетта

главная